Плохой Париж

Первый визит в Париж в 2014 году не задался с самого начала. Главной ошибкой был 18 арондисман — район неподалёку от вокзалов Garu du Nord и Garu de l’Est, где я по невежеству снял недорогой отель, чем навсегда испортил впечатление от города.

Вид с небоскрёба Монпарнас

Несмотря на шаговую доступность от Мулен-Ружа и базилики Сакре-Кёр, 18 ародисман (и все прилегающие) в то время являл собой настоящее гетто с огромными арабскими рынками, грязными тротуарами и недружелюбного вида драг-пушерами на каждом углу.

Добавлю контекста: буквально через месяц после моей поездки в Париже случилось нападение на журнал Charlie Hebdo и захват заложников у Венских ворот, а годом позднее — взрывы в Сен-Дени и бойня в Батаклане — крупнейшие теракты в истории страны.

Говорят, после этих событий средний градус в Париже снизился, но тогда — время было неспокойное, атмосфера города была тревожной и агрессивной. Эта недельная поездка была самой неуютной за всю историю моих перемещений по миру.

В первый день я пробовал передвигаться на метро, но подземка оказалась местом ещё менее приветливым — таким же грязным, как променады Шато-Руж, полным фриков и хулиганов, которые задирали пассажиров своими экстравагантными выходками.

В те дремучие времена человечество ещё не придумало прицеплять ко всем словам корень «шеринг», и от отчаяния я приобрёл самое доступное средство преодоления гигантских парижских дистанций — скейт Penny (на котором сперва умел лишь стоять или падать).

Таким манером, набив немало синяков и шишек, я объехал весь центр — от Монпарнаса до Пер-Лашез, периодически прерывая свои покатушки бранчами с неплохим вином в местных кафе. Так я узнал, что значит "French pricing" и потерял изрядную долю достатка.

Между визитами в базилики и Лувры, пил самый невкусный в Европе глювайн «vin chaud», наблюдал парижскую архитектуру и пресыщался китчевой избыточностью города. В какой-то момент почувствовал физическое отвращение ко всему, что меня окружало.

Последним неоднозначным экспириенсом в Париже была случайная встреча со странноватым чуваком из США у могилы Джима Моррисона на Пер-Лашес, закончившаяся употреблением джоинта на Марсовом поле под фристайл от местного хип-хопера бомжевтого вида.

Мой случайный друг из США никогда не слышал слов Лувр и Нотр-Дам, просрочил туристическую визу, проебал все деньги и оставил свой велосипед, на котором планировал добраться в аэропорт, в тёмном переулке. Найти оный байсикл мы уже не смогли.

Чувака я угостил глювайном с ярмарки у Елисейских полей и дал немного денег на метро. Сам же следующим утром едва не опоздал на поезд, перепутав с похмелья вокзалы. Но всё же запрыгнул в уходящий состав и с облегчением покинул неприветливый Париж.

Хороший Париж

Летом 2019 года я возвращался в Париж с большим скепсисом. Однако в этот раз город приятно удивил. Он будто действительно стал чище, комфортнее и оставил позади изрядную часть социальной напряжённости. А может быть просто так совпало.

В этот раз, умудрённые опытом, мы арендовали апартаменты ближе к центру — в десяти минутах от сгоревшего Нотр-Дама. На чекине нас встретил карикатурнейший хост — гей в полосатой майке и тапках Баленсиага с характерным милым «вуаля».

Все эти дни нас окружала абсолютная толерантность, пикники с прекрасным копеечным вином, булочные с лучшим в мире капучино, кафе с вкуснейшим луковым супом и поездки по ночному Парижу на электросамокатах. А ещё — парад в честь Дня Взятия Бастилии.

Летом, покрытый пышной зеленью, Париж не выглядит так избыточно и чванливо. Растительность как будто оттеняет выпуклость фасадов и вычурность барельефов. Город становится более приветливым и уютным для простого парня из русской провинции.

Самая восхитительная вещь в Париже — самая банальная. Эйфелева башня вживую впечатляет в десятки раз сильнее, чем на любой картинке. В первую очередь — как памятник инженерной мысли. Она прекрасна в любое время суток.

Правда, с 2014 года вокруг неё воздвигли забор с пропускными пунктами и рамками металлоискателей, и это несколько портит удовольствие от посещения самой открыточной точки Парижа.

Поездка по Франции

Все французские города — разные. Похожи они лишь тем, что с 2014 года почти целиком стёрлись из памяти, оставив о себе лишь кучку фоток и пару забавных историй. Честно говоря, то была самая скучная часть маршрута, но всё же уделю ей немного времени.

Дижон — городок в Бургундии с населением 155 тысяч жителей и центр местного виноделия. Пара готических соборов, фахверковые дома, пережившие Вторую Мировую, уютные улочки, тишина и покой. Даже один световой день здесь показался слишком длинным.

Лион — третий по величине и первый по уровню комфорта город Франции. Внешне отличный и от Парижа и Дижона, удивляющий своими базиликами и мостами. В городе сохранилось несколько римских амфитеатров, построенных в первых веках Новой Эры.

Одеон в Лионе

Здесь я потерял кошелёк с наличностью и картами, а ещё внезапно повстречал двух знакомцев из России. День закончился похмельем, а наутро обрадованный продавец соседней лавки вернул мне утраченный portefeuille вместе со всем содержимым.

Мост в Лионе

Анси — крошечный живописный городок в 40 километрах от Женевы. Расположен на берегу удивительно красивого кристально чистого озера с видом на Альпы. Одно воспоминание об этом пейзаже стоит того, чтобы просидеть у воды до самого заката.

Озеро Анси

Кольмар — городок в регионе Эльзас, постоянно кочевавший от французов к немцам. Немецкая кухня, немецкие пряничные домики, обилие немецких заимствований в местном диалекте. Практически ничем не напоминает о Франции.

Кольмар — ферхверковыо-пряничный рай

То же самое можно сказать и о Страсбурге — столице Эльзаса, известной своим собором. Оная базилика действительно приводит в восторг своим фасадом и витражными розами, которые, увы, не оставили следа на матрице моей камеры.

Портал Страсбургского собора

Кроме того, в Страсбурге находится Европейский суд по правам человека, окрестности которого заполнены палаточными лагерями и плакатами с различными социальными и политическими лозунгами. В памятном 2014 году там было много визитёров из Украины.

В том ноябре Франции запомнилось сыростью, холодом, плохим английским, и какой-то общей скомканностью. Не помню даже, каким ветром меня занесло в эти городки. Но с нынешней перспективы даже такие путешествия кажутся сказочными и невероятными.

Желаю планете поскорее выйти из карантина, чтобы вы могли посмотреть на эти города без оставленных мной предубеждений.